Новости
Свежий номер
Новости сайта
Новые материалы
Архив
По номерам
По разделам
Подписка
Почта
Редакция
Фан-клуб (архив)
"In Rock"
"Иванушки"
Феномены-Х
Наталия Орейро
"Руки Вверх"
"Агата Кристи"
МР3
Восходящие звезды музыки
АрхиТекстуры
Интернет-радио
Феномены-Х
Рассказы серии "Авантюра"
Расссказы серии "Герои спорта"
Форум
Гостевая книга
Ссылки
О редакции

 

дизайн: михаил мырсин
Поддержка
Raggio Studio

 

Победа Николая Давыденко в прошлогоднем финале Мирового тура ATP стала первым достижением такого уровня не только в его карьере, но и во всей истории российского мужского тенниса. Корреспонденту «Бумеранга» удалось встретиться с теннисистом, занимающим шестую строку в рейтинге лучших игроков ATP.

«БУМ!»: Прошлый год – лучший в вашей карьере?

Николай Давыденко: Да. Предскажи кто-нибудь подобное несколько месяцев назад, когда из-за травм пришлось пропустить несколько важных турниров, ни за что не поверил бы. Но вторая половина сезона мне удалась. А успех в Лондоне – это вообще нечто особое. Победа над швейцарцем Роджером Федерером – это, конечно же, значимое достижение. Но всё же с эмоциями от выигрыша столь престижного турнира, который называют неофицальным чемпионатом мира, ничто не сравнится. Тогда мне за несколько дней удалось обыграть всех победителей турниров «Большого шлема» – 2009.

– Вы назвали Федерера величайшим теннисистом в истории. А после лондонской победы над ним мнение не изменилось?

– Роджер – лучший теннисист! Он здорово играет на любой площадке. Мне только с тринадцатого раза удалось его победить, и это самая моя большая победа в жизни. До сих пор не могу поверить, что удалось повергнуть швейцарца на корте.

– Что для вас важнее: турниры «Большого шлема» или матчи на Кубок Дэвиса?

– Турниры «Большого шлема». Их ведь всего четыре за весь сезон.

– Ваш стиль игры напоминает мне то, как играл Евгений Кафельников. Вы следили за тем, как он взрослел на кортах?

– У меня редко была возможность наблюдать за его игрой, поскольку турниры с его участием нечасто транслировались по российскому телевидению. Я был свидетелем его участия в Кубке Дэвиса и некоторых турнирах «Большого шлема», но в то время, когда он показывал хорошую игру, я и сам уже играл в большой теннис.

– Чем вы любите заниматься в свободное время?

– У меня его не бывает! Я всё время участвую в турнирах. Если появляется неделя-другая свободного времени, то я стараюсь отдохнуть от спорта, хотя в это время тоже нужно готовиться к новым поединкам.

– Может быть, имеет смысл пропускать некоторые турниры?

– У меня тренер – старший брат Эдуард, и он этого делать не разрешает! Он считает, что чем чаще меняешь покрытия и турниры, тем быстрее прогрессируешь и поднимаешься в рейтинге.

– Трудно работать под руководством родного брата?

– Сейчас у нас практически полное единодушие. Мы оба понимаем, что стремимся к одной цели, и малейший конфликт может сильно сказаться на результате. А вот когда я был моложе, часто не выдерживал прессинга брата. Он мне говорил: «Иди, тренируйся», а я уже мыслями был на дискотеке. Но всё это в прошлом. Сейчас я женатый и серьёзный человек. Не по годам серьёзный (улыбается).

– Своими успехами вы обязаны только Эдуарду или ещё и другим специалистам?

– Никогда ни с кем, кроме брата, я не тренировался и не собираюсь. Он – единственный, кому я полностью доверяю.

– Есть цель стать первой ракеткой мира?

– Мы стараемся об этом лишний раз не говорить. Просто работаем над моей игрой, анализируем каждого соперника, каждый матч и ждём от этой работы соответствующего результата. Хотя стать первой ракеткой мечтает каждый теннисист.

– В эпоху Федерера осуществить эту мечту сложно... – Я так не считаю. Конечно, Федерер гениален. Он – один из лучших спортсменов в мире, умеющих «читать» игру соперника. Стоит сделать малейшую ошибку, показать слабину, а Роджер уже быстрее тебя самого проанализировал, почему так произошло. И тут же буквально зубами вгрызся в это «больное» место, извлекая максимум выгоды для себя. Но сместить его с первой строчки рейтинга ATP вполне реально.

– Чего вам не хватает, чтобы совершить кардинальный прорыв наверх?

– Все проблемы у меня в голове. Как и у остальных теннисистов первой сотни рейтинга. У всех примерно одинаковый технический уровень. И побеждают при этом равенстве за счёт психологии. Есть, конечно, исключительные таланты вроде Роджера Федерера или Энди Роддика, которые играют стабильно сильно целый год. А у нас, обычных смертных, то прорыв, то спад. Но голову, хочу заметить, можно натренировать точно так же, как и обычные удары. Пройдёт время, и голова «позволит» мне прорваться, к примеру, в пятерку сильнейших игроков мира.

– А каким образом тренировать голову? Набирать опыт?

– Конечно, опыт очень важен. Без него, например, голова сильно устаёт. Когда турнир следует за турниром, в какой-то момент приходит мысль: всё, хватит, я устал. А вот с опытом можно научиться во время этих турниров не уставать, а отдыхать.

– Отдыхать? Но теннисисты часто сетуют, что в турнирах времени им хватает только на тренировки, матчи и перелёты из страны в страну.

– Я бы не сказал. Это Светлана Кузнецова как-то пожаловалась, что за целый год ни разу отдохнуть по-человечески не смогла. Мол, в голове одна работа. Да вы слушайте её больше! Потренируется час-два в день, а так нормально, как все, живёт. Впрочем, Кузнецова девушка очень приятная, она мне в женском туре, пожалуй, больше других нравится.


Николай ЗУЕВ

 

Все права защищены. ЗАО "Редакция журнала "Бумеранг".
Использование любых материалов возможно только с письменного разрешения редакции.
Совсем недорого обучение за рубежом предлагаем всем желающим. Цены разумные.