Новости
Свежий номер
Новости сайта
Новые материалы
Архив
По номерам
По разделам
Подписка
Почта
Редакция
Фан-клуб (архив)
"In Rock"
"Иванушки"
Феномены-Х
Наталия Орейро
"Руки Вверх"
"Агата Кристи"
МР3
Восходящие звезды музыки
АрхиТекстуры
Интернет-радио
Феномены-Х
Рассказы серии "Авантюра"
Расссказы серии "Герои спорта"
Форум
Гостевая книга
Ссылки
О редакции

 

дизайн: михаил мырсин
Поддержка
Raggio Studio

 

Эта история началась с того, что мой друг и бывший коллега по «Бумерангу» стал волею судьбы распорядителем крупного пакета акций американских компаний, имеющих возможность влиять на развитие голливудского кино...

Сначала я подумала, что стук в дверь мне снится. Когда кто-то застучал по двери вторично, меня аж подбросило на кровати, я в бешенстве съездила кулаком по подушке, влезла в джинсы и босиком вылетела в гостиную. Озеров дрых там на разложенном диване и будить его было бесполезно, поскольку вечером он от души выступил по местной ракии в компании моих черногорских корешей. Причём началось всё с фразы: «Я, конечно, как генерал тосты говорить не умею», а закончилось «Так выпьем же за кибернетиков!» Блин, где его куртка?! Я споткнулась в темноте о журнальный столик и чуть не упала. А-а-а-а-а, чтоб...

— Сафка, давай ты завтра мебель переставишь... — бормотнул Ваня. Ну надо же!

— Озеров, где пистолет?!

— На неаполитанской помойке... — промурлыкал коллега.

— Как??? – обалдела я.

— А что — я должен был через границу с ним переться?

В этот момент в дверь постучали в третий раз. И Озеров открыл глаза. Через десять секунд он был в джинсах и свитере. Вот как их в армии учат так одеваться, а? Ванька распахнул холодильник, схватил бутылку воды и направился к двери. Что до меня, то я вчера вечером под раковиной видела гаечный ключ. Щас, ребята, будет вам Хичкок. Мне всё равно — кто вы: мафиози из голливудских профсоюзов, похитители тёти Хелены, судебные исполнители международного Страсбургского суда…

Я нашарила под раковиной заветную железяку, и тут раздался стук с противоположной стороны дома — в стеклянную дверь веранды. Ах так?!!! Но не успела я разогнуться и получить законный удар раковиной по голове, как Озеров был уже в гостиной, перескочил через свою раскладушку к «окну в сад» и откинул портьеру. Из кухонного угла мне удалось увидеть за стеклом лишь подсвеченный луной мужской силуэт. Ване повезло больше.

— Номинация на «Оскар» за лучший спецэффект, — сказал он и повернул ручку двери.

Со словами «Не здесь ли живёт избранник счастья и хан удачи Аладдин?» порог засекреченной виллы гордо пересекло чадо.

Озерова удивить трудно. Меня — проще. Но тоже трудно...

— Вы чего? – уставился на нас Димка. Потом перевёл взгляд с бутылки на гаечный ключ и спросил: — А что, тут бутылки иначе не открываются?

— Но... — наконец очухалась я, — ты не мог нас найти!

— Да прям, — чадо преодолело препятствие в виде разложенного дивана и село в кресло. — Зажги лампу, о, луноликая. Я стукнула по выключателю. Чадо издевательски поклонилось мне, потом Ване, после чего с грохотом подвинуло к себе журнальный столик и высыпало на него груду знакомых мне визиток.

— Если судить по этим визиткам, о, племянник наш Аладдин, — тут чадо на секунду воздело руки к небу, — наша Сафка весьма общительная особа. И подобно нам визитки не выбрасывает. А нежно хранит их дома, в забитой этими штуками трёхлитровой банке. Стоило мне там порыться и вот – её любимые черногорские рестораны. Переворачиваем несколько карточек мордой вниз — и что мы видим? От руки начертанные личные мэйлы, мобильники и надписи интригующего содержания. Вот одна из таких карточек — на обороте сразу несколько номеров. В этот ресторан я и зашёл... Ну а там уже узнал кучу рож с её черногорских фотографий, что лежат в её же московской квартире в эмалированном поддончике для холодца.

Дима привёз хеленины письма за последние три года и копии бумаг из злополучного пакета, полученного Ваней год назад. Плюс к тому чадо торжественно вручило нам по мобильнику с монтенегровскими симками. Теперь какое-то время мы могли гулять по стране, не опасаясь, что нас засекут.

Мы завтракали в «ресторане с визитки» и сличали почерк на тётиных письмах. Правда, я, набегавшись ночью босиком по ледяному полу, в процессе принимала участие лишь когда возникала необходимость утвердительно чихнуть. Дело было дрянь. Всё говорило о том, что последние два письма, в том числе и знаменитое, с которого началась наша эпопея, были написаны не Хеленой. Ванька попросил принести ему чего-нибудь покрепче. Тогда Димон убрал письма и сосредоточился на двух документах, которые не давали ему покоя ещё в Москве.

Племяш бухнул на стол ноут и нырнул в свод каких-то законов и образцы договоров.

— Ааа... — вдруг гаркнул он. — Программа для блондинок!!!

— Для блондинок или для блондинов? — уточнила я.

Чадо оторвалось от монитора. Ваня хмыкнул.

Мимо шёл мой любимец — красавец Мирослав.

— Мирко, ты можешь её отравить? – вежливо спросило чадо.

— Можда лучше вас? — бросил Мирко.

— Не, — помотал головой племяш, — нас не лучше, нас хуже... — Он проводил Мирко взглядом и резюмировал: — On Her Majesty's Secret Service. Слышь, Вано, а мы попали...

Через минуту Мирко подошёл и поставил передо мной кофе.

— Как ты любишь, — сказал он, затем слегка кивнул в сторону моих мужиков и спросил: — Им принести?

Пять баллов, родной. Большой экран по тебе плачет.

Скажу откровенно, я не зря притащила Ваню в Монтенегро. Он должен был своими глазами убедиться — какая натура пропадает для мирового кинематографа. А Димон весьма кстати привёз мои черногорские визитки. Учитывая, что все контакты остались на симке в Ницце... Та-ак, где у нас номер Драгана?

Пару лет назад я засняла на камеру, как Драган спускал машину по серпантосу, когда мы ехали из Ловченя в Котор. Эту запись по уровню восприятия мои коллеги-кинообозреватели приравняли к культовой «Ведьме из Блэр». Просмотр точно так же сопровождался вскриками, а после — просьбами включить для разрядки «Ну, погоди!». Ваня тоже видел шедевральную гонку и заявил, мол «весь эффект — от хорошего монтажа». Сейчас, Озеров, ты увидишь — какой это был монтаж.

Итак, чадо осталось в ресторане ломать прогу для блондинок, а мы с киномагнатом погнали в горы. Зная мою ненормальную любовь к серпантинам и то, что я долго общалась с каскадёрами, Озеров был готов ко всему. Но только не к этому... На третьем повороте Драган не совсем удачно вписался в поворот, отчего на полном ходу саданул обеими руками по рулю и на чистом русском с чувством выдал:

— Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! Ваня в ужасе повернулся ко мне.

— Ты подсадила хайландеров на «Кавказскую пленницу»! То есть завтра ты реально подсадишь меня на индийское кино?!

— Если в индийском фильме на стене висит ружьё, то к концу фильма оно будет петь и танцевать, — со значением процитировал Драган мой девиз и вписался в четвёртый поворот.

— Полный алес... — вжал голову в плечи Ваня и зыркнул по сторонам. И что-то мне это движение напомнило... Пока мы поднимались в Цетинье, Ваня с Драганом —бывшим лётчиком – замутили авиакосмический диспут, да такой, что мне пришлось заткнуть уши и постараться переключиться. Переключило меня очень странно — в голове мелькали кадры из «Тайны третьей планеты», птица говорун, лже-Верховцев, вжавший голову в плечи и зыркнувший по сторонам... Стоп!

Я замерла. «Искать будешь на третьей планете!» — услужливо подсказала память.

Я набрала Димку и, пока Ваня самозабвенно излагал свой взгляд на авиасалон в Ле-Бурже, тихо приказала чаду внимательно прочесть третье с конца письмо. Последнее, вернее, как говорят лётчики, крайнее письмо настоящей Хелены.

К обеду мы съехали в Боко-Которскую бухту... Ох, и люблю я эту трассу! Всю ерунду из мозгов вышибает! Правда, возникла одна проблема. В виде Озерова. На середине спуска голливудскому магнату с советским военным прошлым захотелось сесть за руль. Драган оказался таким же чокнутым, как Озеров, и, ни разу не подумав, сказал «Садись, брат!» Конечно, чего бояться? Машина древняя, мужики азартные. Что им какая-то Саффи, которой хотелось бы скатываться по этой дороге ещё лет шестьдесят?! Не, я доверяю Ваньке больше чем себе, НО ДАННУЮ ТРАССУ НАДО ЗНАТЬ!

Чадо позвонило, когда мы обедали в Которе.

— Послушайте, Бэрримор, что у вас сегодня на обед? — поинтересовался Димка по громкой связи Ваниного телефона.

— Овсьанка, сэр, — не прекращая жевать, ответил ему Драган.

Озерова коротнуло так, будто он увидел собаку Баскервилей.

Чадо тоже было хрюкнуло. Но тут же осеклось и порадовало эфир жизнеутверждающим заявлением:

— Народ, у меня две новости, и обе из разряда «Остановите Землю — я сойду». Первая касается письма. Но начну со второй. Я вот тут стою у цитадели и в упор смотрю на Адвоката-ибн-Адвоката.

— На кого?! — заорал пришедший в себя Ваня.

— Ну, помнишь, год назад приезжал в Москву якобы сын вашего магрибского колдуна? Я его ещё в аэропорт тогда отвозил... Спокуха, он меня не узнает — я у Мирко бейсболку скоммуниздил.

Наступила пауза. Все переваривали услышанное.

И тут Димка голосом сэра Генри произнёс:

— Послушайте, Ватсон... а давайте его поймаем!

(продолжение следует)

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 1

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 2

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 3

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 4

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 5

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 6

Как замутить революцию на отдельно взятом голливудском холме. Часть 7


САФФИ

 

Все права защищены. ЗАО "Редакция журнала "Бумеранг".
Использование любых материалов возможно только с письменного разрешения редакции.
Петля trx Rip Trainer.