Новости
Свежий номер
Новости сайта
Новые материалы
Архив
По номерам
По разделам
Подписка
Почта
Редакция
Фан-клуб (архив)
"In Rock"
"Иванушки"
Феномены-Х
Наталия Орейро
"Руки Вверх"
"Агата Кристи"
МР3
Восходящие звезды музыки
АрхиТекстуры
Интернет-радио
Феномены-Х
Рассказы серии "Авантюра"
Расссказы серии "Герои спорта"
Форум
Гостевая книга
Ссылки
О редакции

 

дизайн: михаил мырсин
Поддержка
Raggio Studio

 

В этом году команда русских мотоциклистов из байкерского клуба «Ночные Волки» завершила уникальный пробег: за три года ребята объехали на мотоциклах «Иж-Планета» семь пустынь мира. От одного перечисления их названий дух захватывает: Кызылкум, Сирийская, Ливийская, Нубийская, Чалби, Калахари, Намиб. Участник похода, московский художник Виталий Мельничук рассказал о том, что случалось в дороге, и не только...

«На «Хонде» любой проедет, где хочет...»

В.М.: Наш мотопробег проходил в три этапа. Началось всё в 2006 году. На мотовездеходах «Иж-Самсон» наша команда пересекла пустыню Кызылкум в Казахстане и Узбекистане и часть Туркмении, после чего мы повернули к Аральскому морю. В 2007 году состоялся второй этап — Сирия, Иордания, Египет, Судан. Третий этап был самым протяжённым. Мы прошли ряд стран Ближнего Востока и Африки и завершили нашу одиссею на юге континента, в пустыне Намиб. «Африканская» часть была самой трудной. Мы её начали в Египте, на мотоциклах «Иж-Планета». В Судане один из мотоциклов пришлось разобрать на запчасти для двух других. А в Намибии, после выхода к Атлантическому океану, мы вернулись в столицу страны, город Виндхук. Там продали оставшиеся мотоциклы, — для того, чтобы купить билеты домой.

Кроме меня в команду входили братья Сергей и Александр Синельники, механик Леша Савиков и Саша Кислов, журналист из Казахстана. В Африку, правда, вместо Савикова и Кислова поехал другой механик, Сережа Муравицкий из Минска.

«БУМ!»: Возможно, вас уже не раз об этом спрашивали... Но почему именно «Иж», а не что-то другое?

В.М.: Дело в том, что любой сможет где угодно проехать на «Судзуки» или «Хонде». Отечественный мотопром — совсем другое дело. У «Ижей» очень ненадёжная коробка передач, слабенький двигатель, ломаются они постоянно. Выбрали мы их, исключительно, экстрима ради.

«БУМ!»: А на каком мотоцикле вы начинали ездить? На чём сейчас катаетесь?

В.М.: Сейчас — на джипе (улыбается). А первым моим мотоциклом была чехословацкая «Ява». Но с тех пор прошло много времени, и перед поездкой я, фактически, заново учился управлять мотоцик-лом, — пришлось пройти курс экстремального вождения.

«БУМ!»: В одних странах, через которые пролегал ваш маршрут, идут боевые действия, в других они совсем недавно закончились. Какая страна показалось вам наиболее опасной?

В.М.: Все страны Африки, где мы были, достаточно опасны. Уровень жизни там очень низкий, а мы, по понятным причинам, выделялись среди местного населения. Бывало, встанешь ремонтироваться, — откуда не возьмись, появляются человек сто и окружают тебя. Один раз нас ограбили. Пришло человек тридцать, с оружием. У меня забрали куртку, а у Саши — сумку. Внутри были и телефон, и камера, и денег долларов шестьсот, а главное — GPS навигатор. Других проблем тоже хватало. В пустыне Сахара, например, дороги, как таковой, нет, есть только песчаные подъёмы и спуски. Мотоцикл не тянул, и на подъёме приходилось его буквально тащить за собой. Делали мы это поочерёдно: кто-то — ночью, а кто-то — днём. Иногда мы шли пешком, а нас останавливала полиция и заставляла сесть на мотоциклы, так как белому человеку ходить там пешком опасно. В Кении, где происходят вооружённые столкновения, нам пришлось ночевать на военной базе. Смешные случаи тоже случались. Приехали мы как-то поздно ночью в небольшую деревушку, голодные и усталые. Заходим в магазинчик, а молодая девушка, продавщица, увидев нас, с криком убежала. Представьте, что такое для неё четверо белых сразу? Это всё равно, что где-нибудь под Мурманском к вам домой вечером четыре негра завалятся!

«БУМ!»: Кстати, на каком языке вы общались в африканских странах, на Ближнем Востоке?

В.М.: Я специально не учил ни одного языка. Так, знаю несколько фраз из каждого понемногу. Но мы же не проблемы философии обсуждали. На нужном мне уровне найти общий язык удавалось. Больше всего запомнился Шон. Мы познакомились с ним в Намибии. Отличный парень, бур по национальности. Он здорово нам помог.

«БУМ!»: А как происходило общение с жителями стран ближнего зарубежья? Ведь отношения с Россией не у всех простые...

В.М.: В Узбекистане и Казахстане люди чуть ли не дрались, чтобы встретить нас, помочь, пустить переночевать. Что ни говори, а всё же мы говорим на одном языке и мыслим схоже. Если сломалось что-то — помогали без вопросов. В Казахстане у нас на половине маршрута сломалась рама. Как в той песне Высоцкого: назад 500 — вперед 500. Вдруг непонятно откуда появляется местный житель и говорит: ставьте мне бутылку, будет вам рама. Мы поставили, он нас провёл где-то с километр, ткнул пальцем в какую-то железку, торчащую из земли. Когда мы её откопали, — оказалось, что это рама, ещё 1980 года, в отличном состоянии. Фантастика!

А вот в Туркмению нас долго не хотели пускать.

В этой стране иностранцев вообще не жалуют, граница там обнесена колючей проволокой, через определённое расстояние — сторожевые вышки, солдаты открывают огонь без предупреждения. Люди очень бедно живут. Единственный плюс — бесплатное электричество. В конце концов, в визе нам отказали, и страну пришлось покинуть. Так что Каракумы мы всего лишь зацепили...

«БУМ!»: Родственники и друзья одобряли ваши экстремальные путешествия?

В.М.: Все считали меня сумасшедшим. По Африке и Азии на мотоциклах? Да на каких? Да ещё там, где проехать, в принципе, почти невозможно. Например, в Чалби, в Кении, наш путь составлял один большой и плавный подъём. Удивительно, как мотоциклы его выдержали. А в пустыне Калахари, в Ботсване, мы попали в разгар сезона дождей. Ехать приходилось по одной сплошной луже. Останавливаться нельзя — завязнешь. Приходилось по девять часов проводить за рулем. У меня до сих пор мозоли на руках от руля. Там, кстати, наш путь несколько удлинился. Мы хотели проехать через национальный парк, но из-за большого количества редких животных нас туда не пустили. Пришлось обогнуть его. Зато я никогда не забуду вид с горы Килиманджаро. Ради этих облаков стоило всё преодолеть. А ещё одно непередаваемое ощущение — это наш выход к морю в Намибии. После стольких километров пути, мы, грязные и потные, не сговариваясь, бросились купаться. На этом участке побережья расположен так называемый «берег котиков». Там они отдыхают, проводят брачные игры и умирают. Любопытно было наблюдать за ними.

«БУМ!»: Не секрет, что в таких путешествиях велик риск подцепить опасную болезнь. Что вы делали для профилактики?

В.М.: Прививки делали. Но это помогает не от всего. Например, от малярии нет прививок. Заразы всякой, конечно, полно. Вот Серёжу Синельника укусило какое-то насекомое, после чего у него долго болел затылок. Ещё там полно змей и скорпионов. Бывает, утром убираешь палатку, а под ней куча этих дохлых тварей. Кусают, правда, не смертельно, но весьма болезненно. А вот чем мы по-настоящему спасались, так это водкой. Во-первых, это дезинфицирующее средство. А во-вторых, отличный энергетик. Когда, едешь и чувствуешь, что засыпаешь — принял пятьдесят грамм, и как рукой снимает. Конечно, пить за рулем — это очень плохо. Но лучше быть пьяным, чем мёртвым. Кроме того, в тех климатических условиях алкоголь быстро выветривается, если принимать его понемногу.

«БУМ»: А как обстояло дело с едой, ночлегом?

В.М.: Мы покупали сухие каши и супы в пакетах, по два доллара. У меня был американский керогаз, на нём всё это разогревали. Иногда удавалось найти приличное кафе. Тогда ели там. Ну и ещё раз спасибо традиционному русскому напитку. Без него отравились бы сто процентов. В Африке есть отели, но они довольно дорогие. Поэтому обычно мы ночевали в палатках или прямо в пустыне, под открытым небом. Но когда у Серёжи был день рождения, мы скинулись и заплатили пятьдесят долларов за отель. Денег к тому времени оставалось в обрез, но праздник есть праздник.

«БУМ!»: Вы — художник. Скажите, появились ли у вас во время путешествия новые творческие идеи?

В.М.: Да, после поездки я написал картину «Седьмая станция». У неё вот такая история: в пустыне Намиб мы заблудились, и нам пришлось ехать по железнодорожным путям, которые уже давно не эксплуатируются. Мы прикинули, что после того, как проедем семь станций, должна начаться нормальная дорога, и не ошиблись. И, слава Богу, потому что трястись по путям старой «железки» на мотоцикле, скажу я вам, удовольствие ниже среднего...

«БУМ!»: Надо полагать, это далеко не первое ваше путешествие...

В.М.: Началось всё с моей поездки в ЮАР. Потом — Австралия, поход на лодках по рекам Латинской Америки. Там, на маршруте, я со всеми рассорился и оказался один, без гроша денег. Пришлось подрабатывать росписью лодок, чтобы вернуться домой. А ещё с братьями Синельниками я участвовал в путешествии «Из Варяг в Персы» — от Белого моря до Каспия. Короче, много было всего.

«БУМ!»: А есть желание ещё что-нибудь предпринять?

В.М.: Ну конечно. Надеюсь, всё-таки удастся пройти Каракумы, возможно даже пешком.


Беседовал Владимир ВАЩЕНКО
Фото: С. СИНЕЛЬНИК

 

Все права защищены. ЗАО "Редакция журнала "Бумеранг".
Использование любых материалов возможно только с письменного разрешения редакции.
http://steklo-mebel.com/ | сервис citroen тут