Новости
Свежий номер
Новости сайта
Новые материалы
Архив
По номерам
По разделам
Подписка
Почта
Редакция
Фан-клуб (архив)
"In Rock"
"Иванушки"
Феномены-Х
Наталия Орейро
"Руки Вверх"
"Агата Кристи"
МР3
Восходящие звезды музыки
АрхиТекстуры
Интернет-радио
Феномены-Х
Рассказы серии "Авантюра"
Расссказы серии "Герои спорта"
Форум
Гостевая книга
Ссылки
О редакции

 

дизайн: михаил мырсин
Поддержка
Raggio Studio

 

В первые послевоенные годы одной из самых любимых героинь в нашей стране, а особенно среди москвичей, была, как тогда говорили, партизанка Зоя Космодемьянская, погибшая в фашистском плену в подмосковной деревне Петрищево в конце ноября 1941 г. Пытки, которым подвергли её солдаты вермахта, мученическая смерть потрясли всех. Бойцы на фронте клялись отомстить за отважную девушку, сам Сталин, по слухам, приказал не брать в плен немецких солдат 332-го пехотного полка и расстреливать их на месте. Неудивительно, что уже в конце 1944 г. режиссёр Лео Арнштам снял на студии «Союздетфильм» художественный фильм «Зоя» о короткой, но героической жизни советской школьницы. Музыку к фильму написал сам Дмитрий Шостакович, получивший к тому времени мировое призвание после создания им знаменитой седьмой, «Ленинградской», симфонии. Интересно, что в этой картине состоялся кинематографический дебют знаменитого ныне актёра и режиссёра Алексея Баталова.

Конечно, я — в то время пятилетний пацан, которого бабушка привела в Дом культуры издательства «Правда» посмотреть фильм о легендарной партизанке — о таких тонкостях и не ведал. Сегодня многие эпизоды той картины стёрлись из памяти, но что произвело на меня неизгладимое впечатление и запомнилось навсегда, так это реакция зрительного зала. Вокруг сидели серьёзные взрослые люди и — плакали. А моя бабушка чуть ли не рыдала. Признаюсь, я не проронил ни слезинки. Возможно, моя нервная система была покрепче. Хотя взрослые наверняка читали напечатанную в газете «Правда» статью военного корреспондента Петра Лидова «Таня» о Зое Космодемьянской, равно как и другие репортажи о зверствах, чинимых фашистами на оккупированной территории и, казалось бы, ко всему должны были привыкнуть.

Для меня образ Зои Космодемьянской был дорог ещё вот почему. В то время мы жили около Савёловского вокзала, а молва утверждала, что Зоя училась в районе Хуторских улиц в школе № 201. Ну а я учился в школе №203 и считал, что мы соседи. Правда, потом выяснилось, что Космодемьянские жили где-то в районе Коптево. Там же находилась и школа. Но это уже мелочи.

Чем дальше уходили в прошлое трагические ноябрьские дни 1941 г., тем больше росла всенародная слава отважной партизанки. Так продолжалось до 1956 г. Летом того года застрелился писатель Александр Фадеев, автор знаменитого романа «Молодая гвардия» о подвиге молодых ребят, создавших подпольную организацию в оккупированном немцами городе Краснодон на Донбассе. Официально считалось, что первопричина такого поступка — алкоголь. Но была и другая версия.

В то лето я отдыхал в подмосковной деревне Серково. Там же было много ребят из Москвы, чьи родители, как и мои, снимали дачи. Однажды один из парней под большим секретом рассказал нам, что не пьянство стало причиной самоубийства Фадеева. Писатель многое нафантазировал в своём романе, сделал героями не тех ребят и девчонок, оклеветал хорошего человека. Вот, мол, и замучила совесть. Разгорелся спор, в котором мальчишка, выдавший свою сенсацию, оказался в одиночестве. Но тут масла в огонь подлил его друг, до сих пор молчавший. Он заявил, что и Зоя Космодемьянская никакая не партизанка и не героиня. Она была психически больным человеком и просто поджигала дома, за что сами местные жители выдали её. Спор разгорелся с новой силой.

Так что же случилось в подмосковной деревне Петрищево в ноябрьские дни 41-го года, примерно через десять дней после сражения бойцов панфиловской дивизии с фашистскими танками, и кто такая была Зоя Космодемьянская? Родилась онав сентябре 1923 г. в селе Осино-Гай Тамбовской области. Детство у девочки было тяжёлым. Отец Зои, сын священника, учился до революции в духовной школе, что в те времена не приветствовалось. Поэтому родители, спасаясь от доноса и неизбежных репрессий, уехали в Сибирь. Более-менее спокойной жизнь семьи стала лишь после переезда в Москву, о чём похлопотала сестра мамы, служившая в Наркомпросе (Народный комиссариат просвещения. — Ред.).

Перед самой войной Зоя перенесла тяжелейшую болезнь — острый менингит. Обычно люди, заболевшие менингитом, умирали. А те, кто выздоравливал, считались дурачками. Недаром о таких людях в народе говорили, что, мол, он болел менингитом и выздоровел. Именно этот эпизод в жизни Зои и послужил поводом обвинить девушку в психическом расстройстве и её неадекватности при выполнении боевого задания. На самом же деле, Зоя стойко перенесла болезнь и прошла курс реабилитации в санатории, где, кстати, познакомилась с детским писателем Аркадием Гайдаром, поддержавшим её желание поступить после окончания школы в литературный институт.

Война разрушила мечты и планы миллионов таких, как Зоя. И вместо поступления в литинститут, девушка в числе двух тысяч комсомольцев отправилась защищать столицу. Здесь важно отметить, что никакой партизанкой Зоя не была. Она считалась бойцом Красной Армии, у неё был военный билет, в котором в графе воинская специальность значилось: красноармеец. В армии имелась глубоко законспирированная школа, в которой готовили разведчиков для работы в тылу врага и о существовании которой знали единицы. Все, кто поступал туда, проходили тщательную медицинскую комиссию. Зоя попала в отряд только со второго раза. Так что ни о каком психическом расстройстве не может быть и речи. Руководил разведшколой Карл Артурович Спрогис, человек-легенда, работавший военным советником у республиканцев в Испании. Именно Спрогис стал героем романа Э. Хеминогуэя «По ком звонит колокол». Однажды писатель, получив соответствующее разрешение, отправился в составе диверсионной группы Спрогиса в тыл франкистов, о чём впоследствии красочно рассказал. Вот такой человек обучал молодых ребят, в том числе и Зою, премудростям диверсионно-разведывательной работы.

Осенью 1941 г. фашисты подошли совсем близко к Москве. И тут на помощь нашим войскам явился «генерал-зима». А в войска пошёл любопытный документ № 0428. Это был приказ Ставки Верховного Главнокомандующего, подписанный Сталиным.

В нём, в частности, говорилось, что нужно «лишить германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ, заставить мёрзнуть под открытым небом… Для уничтожения населённых пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и миномётный огонь, команды разведчиков, лыжников и диверсионные группы… При вынужденном отходе наших частей уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населённые пункты, чтобы противник не мог их использовать». Читая материалы о подвиге Зои Космодемьянской, я ловил себя на мысли: а почему, собственно, бойцы пошли именно в Петрищево? Это глухая деревушка, каких в те годы было немало в Подмосковье. Неужели стоило посылать туда разведывательную группу только ради того, чтобы сжечь пару домов и конюшню? Ответ я нашёл в воспоминаниях Спрогиса, расставивший всё на свои места.

Оказывается, в этой деревне, вдали от глаз людских, немцы разместили подразделение армейской радиоразведки, которая очень мешала нашему командованию. Немцы прослушивали радиопереговоры, создавали эфирные помехи. А в это время готовилось контрнаступление наших войск под Москвой, ставшее, как известно, началом конца гитлеровской авантюры покорения народов России. Командование отправило несколько боевых групп с заданием уничтожить эту часть, однако успеха никто не добился. Последней пошла группа, в которой числилась и Зоя Космодемьянская. Поначалу всё складывалось хорошо. Бойцы перерезали провода линии связи, расставили мины-ловушки. Но неожиданно напоролись на вражеский патруль. В коротком бою часть разведчиков погибла, остальные ушли в лес. Командир группы принял решение возвращаться на базу, но Зоя решительно сказала, что никуда не пойдёт, пока не выполнит задание. Командир согласился с её решением и оставил ей в помощь комсорга одного из крупных военных заводов Василия Клубкова.

Первый поход в Петрищево прошёл удачно. Удалось поджечь дома, в которых, как предполагалось, размещалась немецкая часть и конюшню, служившую для маскировки. А вот второй поход закончился неудачей, Не без помощи местного старосты, которого потом наградили стаканом водки, фашистам удалось схватить разведчиков. Клубков смалодушничал, согласившись сотрудничать с немцами, а вот Зоя, проявив удивительную стойкость и выдержав нечеловеческие пытки, невыдала своих товарищей и ничего не сказала о задании, выполнять которое пришла в Петрищево. Единственное, что услышали от неё фашисты, имя Таня, которым она назвалась. Да и то потому лишь, что так звали её любимую героиню, Татьяну Соломаху, сельскую учительницу, погибшую от рук белогвардейцев в годы гражданской войны.

Разъярённые фашисты повесили отважную разведчицу. Её смерть многократно описана, и добавить здесь нечего.

Прошло много лет, рассекречена масса документов, из которых окончательно стало ясно, что в Петрищево погибла именно Зоя Космодемьянская, а не другая разведчица, Лиля Озолина, нашли свою смерть и староста, выдавший девушку, и двежительницы деревни, избивавшие её, когда фашисты вели Зою на эшафот, и солдаты вермахта, во главе со своим командиром пытавшие её. А в нашей памяти она навсегда останется символом стойкости и самопожертвования во имя настоящей свободы, первой женщиной, удостоенной в годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза.

Валентин ЕВСЕЕВ

 

Все права защищены. ЗАО "Редакция журнала "Бумеранг".
Использование любых материалов возможно только с письменного разрешения редакции.
Битва за Власть в ДНР.